Пятница, 24.11.2017, 09:31       Вставайте угнетённые, проснитесь лишённые права на будущее!

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
Новости [18]
Статьи [20]
Цитаты [3]
Не без юмора [5]
Информация к размышлению [33]
Исторические справки [33]
Будни капитализма. [21]
О религии [23]
Забытые герои [1]
Политическая критика [18]
Чёрный октябрь 1993 г. [4]
Современное кино, музыка, театр. [4]
Авторские статьи [12]
профессор Феникс [4]
Наш опрос
Ваше мировоззрение
Всего ответов: 44
 Каталог статей
Главная » Статьи » О религии

Зачем ИГИЛ уничтожает древние памятники.

Зачем ИГИЛ уничтожает древние памятники.

    Ислам и древние сокровища.
    В конце февраля 2015 года боевики исламского государства («Исламское государство в Ираке и Леванте» — сокр. ИГИЛ) взяли штурмом музей в городе Мосул (северный Ирак), где хранились тысячи древних экспонатов, найденных в результате раскопок. Видео, на котором террористы уничтожают скульптуры и барельефы, было выложено в Интернет.
    Шедевры вавилонской, шумерской и ассирийской культур боевики «Исламского государства» крушили молотками, кувалдами, топтали и разбивали ногами. Возраст многих из уничтоженных уникальных скульптур, отмечают специалисты «ЮНЕСКО», превышал три тысячи лет. В комментарии к видео боевики объявили, что таким образом они борются с ложными идолами.

    Несколько дней раньше до этого боевики исламского государства уничтожили древнюю мосульскую библиотеку Генам ат-Таан, где хранились тысячи древних рукописей, признанных памятниками арабской истории и культуры. В пожаре, устроенном боевиками, сгорели десятки тысяч ценнейших книг.
    Раздаются вопросы; для чего и кому нужно это средневековое варварство? Люди разных наций и разных политических убеждений по всему миру искренне возмущаются, не понимая, как можно уничтожать древнюю культуру своего же собственного народа.
    Однако хотя подобные действия не свойственны каждому существовавшему ранее в истории или существующему сегодня в мире исламскому государству, они  свойственны учению ислама в целом.
    Тем, кто знаком с исламом, известно, что подобного рода акты бесспорного зла не являются беспрецедентным в истории данной религии. Когда пророк Мухаммед (создатель ислама) завоевал Мекку, первое, что он сделал, когда вошел в Каабу, это уничтожил все статуи в городе, показав тем самым пример (Сунна) своим последователям, которому они с тех пор и подражают. «Ислам стирает прошлое»  — учил Мухаммед своих сторонников.

 

 

Александрийская библиотека

 

    Менее чем два десятилетия спустя, халиф Умар ибн аль-Хаттаб в 641 году дал повеление полководцу Амру ибн аль-Асу сжечь Александрийскую библиотеку, сказав при этом: “Если в этих книгах говорится то, что есть в Коране, то они бесполезны. Если же в них говорится что-нибудь другое, то они вредны. Поэтому и в том и в другом случае их надо сжечь“.  В результате, сотни тысяч уникальных свитков, хранящих ценнейшие сведения об истории человечества, его достижениях, научных знаниях и открытиях, были уничтожены. Это была самая крупная на планете коллекция редчайших книг, многие из которых существовали в единственном экземпляре, невосполнимая утрата которой до сих пор рвет сердце каждого настоящего исследователя и ученого, да и вообще всякого прогрессивно мыслящего человека. Сознательное и целенаправленное уничтожение Александрийской библиотеки есть преступление без срока давности перед всем человечеством, но это еще и наглядный показатель и более чем убедительное свидетельство реакционности ислама и его врожденного презрения  к любым другим культурам.

Пирамида Хеопса без облицовочных камней

    В девятнадцатом веке Мухаммед Али, основатель современного Египта, приказал снять с Великой пирамиды (пирамида Хеопса) ее древние облицовочные камни, имевшие хорошую гладкую поверхность, чтобы использовать их для постройки  Большую мечети в своей цитадели в Каире. К слову сказать, буквально за несколько лет до этого случая во время захвата Египта Наполеоном Бонапартом по его приказу в Каире был открыт Институт Египта (Institut de l’Egypte), в стране работала французская археологическая экспедиция, обнаружившая и исследовавшая уникальный Розеттский камень, который впоследствии помог ученым расшифровать древние египетские иероглифы, много лет не поддающиеся распознаванию. Разница между действиями европейцев и последователей ислама говорит о многом.

Статуя Будды в Афганистане (было и стало)

    В 2001 году талибы послали целую армию, чтобы уничтожить древние статуи Будды в Афганистане. Узнав о намерении талибов, международная общественность отправила в Кабул целую делегацию ученых из Египта, в надежде убедить талибов отказаться от своего плана. Но их миссия закончилась неудачей — просьба сохранить уникальные памятники была отклонена. Судя по всему, египетские ученые не смогли переубедить талибов, приведя соответствующие доказательства из Корана и Сунны — единственных источников, которым доверяют мусульманские фанатики, и талибы-таки уничтожили уникальные статуи Будды. Аргументы идеологов талибов были сильнее — они подражали пророку Мухаммеду, и совершаемое действие соответствовало его сунне.
    Тем, кто хочет понять происходящее, надо запомнить одну вещь — ислам является единственной религией, которая не может сосуществовать с другими религиями и вообще другими культурами. Ислам отвергает всех, кто другой, кто не похож на него, не соответствует ему. Плохая ли, хорошая ли культура — значения не имеет. Единственно, что имеет значение для ислама — это является ли культура чисто исламской и насколько имеющееся в ней отклонение от строгой мусульманской традиции, указанной пророком Мухаммедом, если оно есть, оправдано. Ислам не только не приемлет немусульманские культуры; он также настраивает мусульман против других мусульман, которые исповедуют какие-то другие, более светские, его направления. Посмотрите, как относятся «истинные» мусульмане к другим мусульманским меньшинствам подобно шиитам или сектам Ахмади.

          С другой стороны, ислам утверждает, что заменил цивилизации «низших», например, Аравии и Персии, «высшей» мусульманской цивилизацией. можно спорить о том, были ли действительно «замененные» цивилизации «низшими» и худшими, но вопрос в том, что случается, когда ислам сталкивается с явно более высокими по своему уровню общественного развития цивилизациями, которые угрожают проникновением в его собственную цивилизацию, могут затемнить те или иные ее идейные постулаты. Придумывать и воображать, что произойдет в этом случае, не требуется — мы это наблюдаем в настоящее время на живом примере колоссальной ненависти, которую мусульмане проявляют к западной цивилизации. Они клеймят ее как «Джахилийа» или невежество, рассматривают как сатанинское начало, которое стремится подчинить себе мусульманские народы.

          Подобные взгляды мусульман есть с одной стороны, отражение принципов ислама, тщательно навязывавшихся людям в некоторых странах Востока в течение многих лет, т.е. результат эффективной системы исламского промывания мозгов. А с другой стороны, это своеобразная форма протеста угнетенных народов третьих стран мира против политики неоколониализма, осуществляемой  глобальным капиталом — транснациональными корпорациями (ТНК), ведущая роль в которых принадлежит западноевропейской цивилизации. Этот в корне своем вполне справедливый классовый протест жестоко эксплуатируемых и угнетенных западным капиталом трудящихся масс арабских и других мусульманских стран ловко и умеючи возглавила собственная исламская монополистическая буржуазия, стремящаяся к переделу мирового рынка и яростно конкурирующая за место под «капиталистическим солнцем» со странами капиталистического центра. Используя самые старые и реакционные религиозные догмы, она направляет возмущение трудового народа не против истинного виновника всех его бед — капитала, а против иноверцев, спекулируя в данном случае не на национальном чувстве и не на национальной гордости мусульманских народов, как традиционно делала и делает это буржуазия во многих странах мира (пример Украины перед глазами), а на религиозных чувствах политически невежественных масс, обещая последним, как в свое время и гитлеровские фашисты, решить все их проблемы в рамках единого государства, теперь уже Исламского халифата. По большому счету, идеология и политика ИГИЛ есть ни что иное как новая форма фашизма, достаточно неплохо работающая в условиях «глобализированного» капиталистического мира — мира умирающего, но не желающего уходить с исторической арены империализма. Помогают этой новой фашистской форме реакционные идеалистические идеи, заложенные в исламе с самого его основания.

          Ислам судит других, используя свои собственные критерии и параметры. В исламской системе оценок не существует ничего подобного европейским правам человека, свободе выражения мнений, религиозной терпимости, демократии и даже научных достижений.

          Чтобы понять все эти необычные черты ислама, мы должны посмотреть на рождение этой религии. Ранние мусульмане должны были отказаться от своей старой культуры и традиций и положить конец своим семейным и племенным связям. Человека, принимавшего ислам, уверяли, что он начал новую жизнь, где все его прошлое несущественно и недействительно. Требовалось, чтобы мусульмане имели только одну преданность — к пророку Мухаммеду и Аллаху.

          Все это имеет место сегодня: решившие бежать от окружающей их беспросветной жизни люди пытаются найти забвение в исламе, стремятся забыть свое прошлое, стереть память о нем в своих умах, предать забвению всю свою прежнюю жизнь, не видя в ней выхода. Они отбрасывают все, что связывает их с их предыдущей жизнью — моральные нормы, культуру, среду общения, прежние ценности и пр., включая свои имена, одежду и стиль жизни. Исламские идеологи, верно служащие интересам финансового капитала, всемерно способствуют этому, убеждая новообращенных, что якобы только так можно проникнуть в истинный смысл исламских “ценностей” и впитать их в себя. (На деле же эти слуги капитала просто заранее готовят мусульманским империалистам, стремящимся переделить мир, послушных  марионеток, согласных умирать за их коммерческие интересы.) Новоявленные мусульмане становятся настолько нетерпимыми к своему собственному прошлому, что нередко случается так, что в течение нескольких месяцев они крайне жестоко начинают обращаться со своими собственными не-исламскими семьями, напрочь отвергая светское общество и его культуру.

          Кстати, первая культура, которая была уничтожена исламом, была доисламская арабская культура. Мекка была городом богатейшей культуры и “либерального” общества, которая терпела ненавистные проповеди Мухаммеда в течение тринадцати лет. То же самое, как мы видим, происходит сегодня и на «мультикультурном» либеральном Западе, и в некоторых регионах России. Мухаммеда уже нет, но его последователи делают свою работу по его заветам — они клеймят существующее общество тем же словом, которое  в свое время использовал Мухаммед – “Джахилийа” или невежество, отрицая в существующем буржуазном обществе не только его негативы, но и все его великие достижения.

          Возникает вопрос  — если сказанное правда, то почему до сих пор в исламских странах немало древних руин? Почему же ранние мусульмане их не уничтожили?

          Остатки прошлых цивилизаций их не беспокоили — ранние мусульмане не знали ни этих цивилизаций, ни людей, которые их построили, ведь на эти земли они пришли много позже живших на них цивилизаций. Значение руин их не интересовало — ведь не осталось уже никого, кто бы мог что-то о них знать и поклоняться им. Простые мусульмане, скорее всего, рассматривали существующие памятники старины как лишнее доказательство того, что Аллах наказал неверующих — так мусульмане часто делают в подобных случаях. Во всяком случае, эти руины не представлял никакой культурной или интеллектуальной угрозы для ислама. Они были просто руинами, а ислам не чувствителен к старым камням и останкам как таковым. Чувствительность ислама проявляется только тогда, когда памятники какой-либо цивилизации становятся известными, ценными и прославленными, как бы конкурируя по своему историческому значению с исламом. Вот тогда и только тогда ислам наносит удар, стремясь сбросить своего идейного соперника с пьедестала почитания и величия.

          Например, когда мусульманские завоеватели подошли к древним египетским руинам, они не обратили на них никакого внимания. И только сравнительно недавно, когда местному населению стало известно о величии жившей когда-то них здесь цивилизации, исламисты стали ощущать некоторый дискомфорт, понимая, что самому исламу, собственно, особенно-то похвалиться нечем. Египетские исламисты, которые по идее должны были бы очень гордиться своей историей, начали проповедовать отказ от своих предков — великих строителей пирамид, клеймя фараонов как невежественных многобожников. Многие исламисты даже призывали к уничтожению этих древних сокровищ Египта. Отмечу, что речь идет в данном случае об остатках прежних цивилизаций архитектурного типа, стен или колонн, или пирамид.

          Что же касается статуй, именуемых в исламе «Аснам», то они, по мнению, исламских догматиков, вообще не имеют никакого права на существование, и поэтому всегда разрушаются. Никто не может сказать, как много памятников древних цивилизаций такого рода были в свое время случайно обнаружены или раскопаны, а затем намеренно и вполне сознательно уничтожены исламистами на протяжении прошедших веков со времени появления на земле этой религии.

          Следует учесть и еще один важный момент — поскольку новый возврат к религиозной вере, произошедший в результате резкого обострения общего кризиса капитализма на рубеже XX-XXI веков, был в значительной степени инициирован наиболее реакционными и паразитическими кругами господствующего ныне класса — монополистическим капиталом, нынешние мусульмане являются значительно большими «исламистами», чем их предки. Современные «исламисты» намеренно в деталях копируют действия пророка Мухаммеда и его сподвижников, чисто по буржуазному стремясь к своего рода черному пиару — запугиванию и деморализации как своих сторонников, так и своих противников.

          Самое главное, что следует понимать под мусульманским движением ИГИЛ это его классовую сущность, которая есть выражение интересов империалистической буржуазии мусульманских стран, стремящейся к переделу мирового рынка. Что же касается трудящихся масс, рядовых мусульман в рядах ИГИЛ, то религиозный фанатизм многих из них есть результат массовой обработки сознания, осуществленный с применением самых современных достижений науки и техники. Эта обработка сознания оказалась эффективной только потому, что трудящиеся мусульманских стран из-за отсутствия в этих странах настоящих коммунистических партий, оказались идейно разоруженными перед лицом реакционной, фашиствующей буржуазии.

          Экономических корней для надежного укоренения религиозного сознания в массах нет — сами производительные силы современного высокоразвитого капитализма делают это невозможным. Ведь сколько ни разрушай чужие культуры, но без научно-технических достижений современной (той же европейской, в первую очередь!) цивилизации невозможно произвести ничего из того, чем сегодня привыкли пользоваться люди и без чего не могут жить и сами сторонники ИГИЛ — компьютеры, сотовые телефоны, связь, то же вооружение или трубопроводы. Без современных технологий невозможна и становится бессмысленна эксплуатация тех источников сырья, к которым рвется ИГИЛ, ради доступа к которым, она, собственно, и создавалась.

          Хорошо представляя себе классовую суть ИГИЛ и его полную историческую бесперспективность, в то же время, нельзя преуменьшать и его опасности, как и всякой формы фашизма. Эффективно бороться с ИГИЛ можно только борясь с империализмом, и объединяя ради этой борьбы вокруг рабочего класса все прогрессивные силы общества. Ибо «человеческий материал» для войск пророка Мухаммеда создает и поставляет никто иной как сам капитализм, ежедневно и ежечасно ограбляя трудящееся население мусульманских стран, лишая наемных работников последнего куска хлеба, делая их жизнь невыносимой. Не зная где искать спасения, не имея в головах надежного компаса, позволяющего им увидеть путь, каким можно изменить окружающих их мир, трудящиеся становятся легкой добычей идеологов реакционного ислама, обещающего им легкий способ «счастья».

          Мусульман  на Западе и в России  меньшинство и идеи реакционного ислама пока не приобрели серьезного влияния в этих регионах, однако важно понимать, что активное, мотивированное и хорошо организованное меньшинство действует не в пример более эффективно, чем простое большинство. какая страна станет новой жертвой исламских боевиков — неизвестно, но то, что Ираком и Сирией процесс наступления «воинов Аллаха» не будем закончен, это однозначно. Вполне может оказаться так, что следующей станет какая-либо из бывших советских республик Средней Азии, особенно богатая углеводородами, тем более что свои планы на Каспий ИГИЛ никогда и не скрывал.

          Чтобы этого не случилось, чтобы это дикое средневековое варварство  — исламский фашизм ИГИЛ не пришел на нашу землю, есть только один путь — путь непримиримой классовой борьбы с капиталом, путь интернационального объединения рабочего класса всех стран и народов в борьбе за социализм. Только социализм — общество, основой которого является общенародная собственность на средства производства, способно навсегда уничтожить корень всякого фашизма, в том числе и религиозного — такого как ИГИЛ, поскольку только в этом случае возможно коренное улучшение материального положения  трудящегося человека, его истинное, а не иллюзорное, счастье и действительная свобода.

          А.А., бывший член движения Талибан, ныне убежденный коммунист

____________________________________________________

Рабочий Путь

Категория: О религии | Добавил: Феникс (20.03.2015)
Просмотров: 211 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика